Previous Entry Share Next Entry
Корея - сезон цветущих красок. Часть 1.
ffoto_graff
Как герою кинокомедии, видевшему «жизнь только из окна персонального автомобиля», так и нам удалось судить о Южной Корее только по ее столице - Сеулу. Позиция, не очень объективная, но, надеюсь, достаточная для составления общего представления о стране Тэхан Мингук (сокращенно – Хангук), как ее называют сами корейцы.



Как говорится, на вкус и цвет, но посещать Корею чаще советуют в весенний или осенний сезоны. С марта по май страна превращается в цветущий рай, в котором в первую очередь солирует сакура, а в сентябре-октябре головокружение вызывают яркие краски угасающей природы. Красивой осенью россиянина удивить сложно, а вот увидеть цветение сакуры, к нежному очарованию которого не могут привыкнуть даже местные жители, мы мечтали давно. И, запланировав поездку на апрель, молились всем азиатским богам, чтобы сакура нас не подвела. А подвести она могла очень легко – подчиняясь климатическим колебаниям, деревья начинают цвести то раньше, то позже, красуются около недели и, отцветая, стремительно сбрасывают невесомые белоснежно-розовые наряды.





Своих гостей, если те прибывают самолетом, Южная Корея поражает стремительно и безоговорочно. И в этом заслуга Международного аэропорта Инчхон – пятизвездочного, покоряющего масштабами, техническими решениями и функциональными возможностями. На протяжении последних десяти лет аэропорт не уступает звание лучшего в мире и, видимо, это заслуженно. Нам не удалось побывать в кинотеатре, бане и казино, которые, говорят, разместились на его огромной территории, но оценить комфортабельность было несложно. Чистота, прогрессивные технологии, футуристические интерьеры и непременная доступная среда – информационные табло, фонтанчики, траволаторы, лифты и подъемники для людей с ограниченными возможностями. Все это стало определенным уровнем, задавшим градус восприятия всего остального, с чем еще предстояло познакомиться в этой стране.


К всеобщей радости среди футуристических интерьеров аэропорта встречаются и такие карнавальные процессии

От аэропорта, который находится в городе Инчхон, до столицы проще и удобней всего добраться на поезде. Причем, существует несколько видов этих поездов. С платформы, обозначенной синим цветом, можно уехать на обычном All-Stop train (делает остановки на каждой станции), а с оранжевой платформы – на Express-поезде. Экспресс прибывает сразу в центр Сеула, и билет на него стоит в несколько раз больше. All-Stop train не уступает по комфорту экспрессу и, немного проигрывая по времени, позволяет сэкономить деньги и дает возможность при необходимости выйти на промежуточной станции и пересесть в метро, не доезжая до центра. Кстати, приготовьтесь к тому, что вы не встретите привычных касс по продаже билетов. Эта функция отдана на откуп автоматам.
После поезда путешественнику, наверняка, понадобится пересесть в метро или на автобус. И в этом случае оптимальный вариант – приобрести универсальную транспортную карту T-money. С этим вам помогут в любом небольшом магазинчике, обозначенным соответствующей наклейкой. Заплатив за карту и положив на ее счет достаточную сумму, можно без лишних хлопот и с десятипроцентной скидкой пользоваться услугами муниципального транспорта. Единственное небольшое неудобство состоит в том, что во время поездки карту лучше далеко не убирать, так как при выходе (и со станции метро, и из автобуса) требуется повторное ее прикладывание (стоимость поездки не фиксирована и зависит от расстояния). Зато при пересадке из одного общественного транспорта в другой в течение 30 минут, оплата за второй не взымается.
Если вы все же не пользуетесь T-money и оплачиваете поездку в автобусе наличными деньгами, учтите, что автомат оплаты не выдает сдачу с крупных купюр. А еще при поездке в автобусе крепче держитесь за поручни – местные водители, оказавшись за рулем, стремительно меняют азиатскую чинность на кавказский темперамент и придерживаются агрессивной манеры вождения.
За исключением очень долгих интервалов между поездами сеульское метро поражает только приятно. Суперсовременное, сияющее кафелем, металлом, стеклом и электронными информационными табло. На станциях вы можете встретиться шкафы с разложенными респираторами и средствами пожаротушения. Говорят, что появились они здесь после того, как один сумасшедший пассажир пытался поджечь вагон вместе с пассажирами.



Еще один штрих к рассказу о сеульском метро. В каждом вагоне, как и у нас, расположены сиденья для инвалидов и пожилых людей. Даже в часы пик они могут пустовать. Традиция уважения старших делает свое дело, и немногие решаются занять не положенное им место. На безмозглого иностранца в этом случае еще могут посмотреть снисходительно, но для местных нарушение правила - реальный риск нарваться на праведную агрессию разгневанного аксакала. Или еще хуже – аджумы. Аджумой (это слово изначально имело значение «тетя» или «женщина» при обращении, но в последнее время приобрело более жаргонный, несколько оскорбительной оттенок, поэтому не стоит употреблять его прилюдно) называют замужних женщин за сорок лет и старше. Узнать их несложно, они представляют на удивление устоявшийся типаж: слегка полноватые, с короткими волосами, закрученными «химией» в мелкие колечки, с раскачивающейся походкой и надменным властным взглядом. В Корее существует культ аджумы – их уважают и боятся.



Именно в Сеуле я лишний раз убедился в том, что значительное характеризуется мелочами, и как театр начинается с вешалки, так, наверное, города и страны начинаются… с туалетов. В Корее туалеты – обязательная часть городской среды и встречаются повсеместно: в больших парках и скромных скверах, на каждой станции метро. Бесплатные, чистые, с мылом и сушилками для рук, с цветами в горшках и музыкой из динамиков, с отдельными кабинками для детей и инвалидов. И даже с кабинкой с пеленальным столиком (в том числе и в мужском отделении!).


Да, он самый - туалет в сеульском метро

Не туалетами, едиными, впрочем. Уровню благоустройства можно только позавидовать. Несмотря на плотную застройку, Сеул щедр на скверы, утопающие в цветах, на парки с почти обязательными бесплатными спортивными тренажерами, на улицы с непременными скамейками, клумбами, указателями и велосипедными дорожками. Урну на улице найти сложно, но при этом мусор нигде не валяется, все очень чисто. Еще бы – я лично видел, как в начале трудового дня работник небольшой торговой лавки с шампунем мыл тротуар перед своим заведением.


Садово-парковое хозяйство в действии. Площадь Сеул Плаза


Клумбы на площади Кванхвамун Плаза


Архитектурный памятник Сеула  - Великие Южные ворота (Намдэмун)


От памятника морской ракушке по самому центру Сеула протекает ручей Чхонгечхон - излюбленное место прогулок местных жителей и туристов. Здесь бьют фонтаны, работает подсветка, берега выложены плиткой и камнями. Ручей стал своеобразным памятником инженерной мысли и заботе государства о своих гражданах, позволившими за два года и 300 миллионов долларов, создать этот оазис прохлады на месте двухъярусной автомагистрали. Есть и еще один важный смысл - ручей символизирует скорбь разделенного корейского народа и надежду на воссоединение.





Сеульцы так привыкли к чистоте, что, не задумываясь, садятся на тротуар или кладут зонт или сумку на пол в метро. Даже в дождливую погоду в магазинах сухо и чисто, потому что у входа в каждое помещение стоит контейнер с бесплатными полиэтиленовыми пакетами или небольшая корзина для мокрых зонтов. Оставив зонт на крыльце, за его сохранность можно не беспокоиться. Корейцы очень законопослушны, и кражи здесь случаются очень редко. Вспоминается случай, когда, видя, что мы не можем понять, как добраться до определенной улицы, девушка студентка, зубрящая конспекты в кофейне, вызвалась нас проводить. Оставив тетрадку, сумочку и все остальные вещи на столике, она прихватила с собой только смартфон, прошла с нами два квартала и потом спокойно вернулась обратно. Местные жители запоминаются с одной стороны деликатностью и ненавязчивостью, с другой – вниманием, доброжелательностью и готовностью помочь.


Да, не воруют. Но велосипед, оставив на привязи переднее колесо, похоже, увели



Говорят еще полвека назад, Сеул был больше похож на убогое поселение со сточными канавами. Стремительное развитие не произошло само по себе, и корейцы платят за него дорогой монетой.
Привыкнув к высокому уровня комфорта, туристы бывают немало удивлены, когда в подземных переходах и вестибюлях, примыкающих к станциям метро в центральной части города, им встречаются стихийные кемпинги лиц, как у нас говорят, без определенного места жительства. Спальные мешки и картонные короба сохраняют тепло неприхотливого лежбища, а зонтики укрывают от света ламп. Несмотря на неизменный резкий запах немытых тел, полиция эти стойбища не разгоняет, а сами бездомные производят вполне благоприятное впечатление – большинство из них одеты в чистую одежду, побриты и незлобливы. Хотя и часто пьяны.





Надо сказать, что напиться здесь особого труда не представляет. Корейская водка соджу (или соджик, как ее чаще называют русскоговорящие жители и гости Кореи) в характерных зеленых бутылках пусть и не очень крепкая, но стоит копейки. Может, этот факт, но, скорее, социальные устои становятся причиной массовых вечерних возлияний местных жителей. Это одно из проявлений общественных нравов. Корейцы, в значительной степени подвержены влиянию конфуцианства и, вероятно, в нем таятся корни и почитания старших, и смиренное приятие страданий, и гипертрофированный коллективизм. «Не идешь пить со всем коллективом? Значит, ты не член нашего коллектива». Мне рассказывали, что даже в крупных современных компаниях есть традиция заканчивать ответственные переговоры или собрания совместным походом в бордель. И неважно, что ты примерный семьянин или вообще не сторонник продажной любви (а, может, и вообще плотских утех) – под угрозой увольнения должен идти со всеми. В результате кто-то развлекается, а кто-то отбывает повинность в отдельном номере, проводя положенное время в разговорах со жрицей любви. Корейцам, как я успел заметить, вообще свойственно все делать вместе и как все. Индивидуализм не в фаворе.


Звезды молодежной поп-культуры - объекты для массового поклонения. И возможность заработать на их имени.


Утро рабочего дня

Надо сказать, социальная сфера Кореи полна противоречий. С одной стороны - максимально комфортная внешняя среда и коллективное сознание, с другой – социальная незащищенность и, как следствие, одиночество.
Хорошо оплачиваемую работу найти сложно, но, даже поступив на службу, на ней еще надо удержаться. На работе нужно быть усидчивым, подчиняться распорядку, а в конце трудового дня не торопиться убежать, всем своим видом показывая усердие и тягу к труду. Хотя эмансипированная молодежь постепенно кладет болт на устоявшиеся общественные условности, каждое утро неизменные толпы сотрудников неизменно спешат в свои неизменные офисы. Опоздавшего ждет не только общественное порицание, но и вполне осязаемое служебное наказание. Минута опоздания приравнивается к половине дня отпуска. Поэтому, если с утра понимаешь, что опоздание неизбежно, проще отзвониться руководителю и сообщить, что придешь после обеда. Наказание покажется весьма ощутимым, если знать, что отпуска в Корее невелики и в лучшем случае составляют две недели. Каждый день отпуска оказывается еще ценней, когда узнаешь, что понятие больничных в системе корейских трудовых отношений отсутствует. Заболел? Болеешь в счет отпуска. Проболел весь свой отпуск? Болеешь за свой счет. Все просто, никто, как говорится, сказки не обещал.
Так же как понятие больничного, так и понятие пенсии рядовому корейцу незнакомо. Каждый сам кузнец своего престарелого счастья. Хочешь - копи деньги на нетрудоспособный возраст, а хочешь – рожай сына – по корейским традициям именно старший сын должен обеспечивать своих родителей в старости. Во многом по этой причине среди населения Кореи преобладает мужская часть – если на стадии беременности УЗИ показывает девочку, многие семьи прибегают к аборту.



Возможно, несмотря на все внешнее благополучие, именно ощущение одиночества и незащищенности от внешних обстоятельств привело к тому, что Южная Корея лидирует в мировой суицидальной статистике. Самоубийства выразили тот предел, когда страдания, предписанные конфуцианством, выносить уже не желают и не могут. Конец терпению демонстрируют также то и дело возникающие общественные протесты, мотивы которых мне выяснить не удалось. Чаще всего митинги проходят благообразно, без серьезных конфликтов с контролирующей их полицией.




Совсем недавно Южная Корея понесла трагическую утрату. Затонувший паром "Севоль" унес с собой на дно более 400 человек, большую часть которых составляли школьники. Трагедия стала поводом и для скорбных мероприятий, и для общественных протестов.

Впрочем, не будем о грустном, к тому же туристу в Корее уготована счастливая участь наслаждаться внешними достоинствами, а не страдать от внутренних недостатков.

Читать далее - http://ffoto-graff.livejournal.com/26955.html

?

Log in

No account? Create an account